«ОФИЦЕРСКИЕ УПРАЖНЕНИЯ»

 

Упомянутые выше две расписки Радищева в получении гонора­ра за перевод книги Мабли имеют одну, весьма важную подроб­ность.

Первая из расписок от 7-го мая 1773 года подписана «Титуляр­ный советник Александр Радищев», а вторая, от 6-го декабря того же года, имеет подпись: «Штаба его сиятельства графа Якова Александровича Брюса обер-аудитор Александр Радищев»5.

Эта перемена титулов ясно говорит о том, что в период между двумя этими расписками Радищев бросает службу в Сенате и определяется в армию, по той же юридической части, в качестве прокурора. По мнению Радищева и его ближайших друзей, соучеников по Лейпцигу А. М. Кутузова и А. К. Рубановского, также ушедших из Сената, служба в армии давала больше досуга для их самостоятельной деятельности.

Однако служба в штабе Брюса, командира финляндской диви­зии, дислоцированной тогда на Карельском перешейке, оказалась тяжкой. Сопровождавшие разбирательство проступков военнослу­жащих неизбежные шпицрутены, битье кнутом и батогами, с «вырыванием ноздрей» и прочим членовредительством, доставав­шимися на долю основной массы рекрутчины из крепостного крестьянства,— все больше и больше открывали глаза Радищеву на страдания народа.

Здесь он, между прочим, встречается с одним из своих подчиненных по работе, аудитором Тобольского полка поручиком Федором Кречетовым, будущим организатором вольнодумного общества, за которое поручику после пришлось расплачиваться казематами Шлиссельбурга6.

Глубоко принципиальный в каждом своем поступке, Радищев не хотел прийти в армию несведущим в армейских делах челове­ком.

С этой целью он, в том же «Собрании, старающемся о переводе иностранных книг», берет для перевода, а, следовательно, и для изучения, военно-технический труд неизвестного немецкого авто­ра под названием:

«Офицерские упражнения», в 4-х частях. На части первой имеется подзаголовок: «Упражнения пехотных офицеров, от капи­тана до прапорщика, в окружных местах их гарнизона». Часть вторая содержала «Упражнения пехотных офицеров от капитана до прапорщика вне их гарнизона», часть третья — «Упражнения пехотных офицеров от полковника до капитана вне их гарнизона», часть четвертая — «Маневры одного батальона, на восемь плутон­гов разделенного, которые равномерно могут представить восемь батальонов, восемь бригад или восемь дивизионов».

Приведенные здесь заглавия отдельных частей этого перевода дают представление о характере и содержании второго, отдельно вышедшего печатного труда Радищева.

Переводя книгу, Радищев хотел помочь среднему офицерскому составу русской армии, в то время почти лишенному каких-либо руководств в своем ратном деле.

Перевод был осуществлен Радищевым в 1773—74 годах. Сохра­нились его расписки в получении за перевод первых двух частей 84 рублей, а за две последующие—70 рублей. Книги были напечата­ны тем же новиковским обществом, дела которого к этому времени настолько пошатнулись, что напечатанные в 1773 году первые две части, а вскоре за тем и две последующие, из типографии не были выпущены. Известен только один экземпляр первых двух частей, датированный 1773 годом. Он был преподнесен Екатерине II. Все остальные сохранившиеся экземпляры имеют дату на выходном листе: «1777 год»,— и уже без марки новиковского общества.

Напечатанные в количестве 650 экземпляров «Офицерские упражнения» стали чрезвычайной редкостью. К предполагаемым причинам этого, изложенным мною при описании радищевского перевода Мабли, следует еще добавить узкоспециальный характер «Офицерских упражнений», не способствовавший охоте книголю­бов хранить эти книги в своих библиотеках.

Мне так и не удалось достать ни одной части «Офицерских упражнений» — второго печатного труда Радищева.