ИЗДАНИЯ БАСЕН МЕЖДУ 1815 И 1825 ГОДАМИ

 

Ровно через год после выхода иллюстрированного издания (1815 года), в котором было три части, Крылов, в театральной типогра­фии А. Похорского, последовательно, одну за другой, выпускает четвертую и пятую части с новыми баснями.

Эти новые две части служат прямым дополнением к иллюстри­рованному изданию 1815 года. Цензурное разрешение на четвер­тую часть, содержащую 21 новую басню, получено 25 февраля 1816 года, а на пятую часть, с 23 баснями,— 7 марта.

Выпущены обе части из типографии А. Похорского 5 апреля 1816 года32.

Обе части напечатаны тиражом 1200 экземпляров, причем какое-то количество из них на особой бумаге, как приложение к особым «подносным» экземплярам 1815 года, остальные — на бумаге простой, такой же, как и у безгравюрных дешевых изданий того же 1815 года. Портрет И. А. Крылова здесь появился впервые.

На книжном рынке иногда встречались все пять частей басен издания 1815—1816 годов без гравюр, сброшюрованные вместе. Очевидно, некоторая доля безгравюрных экземпляров первых трех частей 1815 года была еще не распродана, и Крылов через год «оживил» продажу прибавлением двух новых (четвертой и пятой) частей, с новыми баснями.

А, может быть, к выпуску двух новых (четвертой и пятой) частей какое-то количество первых трех частей допечатали заново. Сейчас это установить трудно, но такие случаи в книгопродавческом деле бывали. А. Ф. Смирдин, например, при выходе 2-й части «Вечеров на хуторе близ Диканьки» Н. В. Гоголя в 1832 году, взял да и напечатал заново 150 экземпляров первой части, появившей­ся и распроданной за год до этого. «Иначе,— говорил Смирдин,— второй книжки не покупали — требовали непременно и первую»33.

Единственный, кто сообщал, примерно, то же самое по отноше­нию к крыловским басням 1815—1816 годов,— был М. Лобанов,34 но его недокументированное утверждение не принято библиогра­фами. Они считают бесспорным, что 4 и 5 части вышли отдельным изданием. В моем собрании обе эти части имеются в отдельном виде, на особой бумаге, с портретом. Такие экземпляры чрезвычай­но редки.

Еще через год, в 1817 году вышла из печати отдельная брошюра с тремя новыми баснями И. А. Крылова: «Кукушка и горлинка», «Сочинитель и разбойник» и «Похороны»35.

Брошюра выпущена из типографии 5 января 1817 года. Обычной цензуры она не проходила, и на обороте заглавного листа имеется гриф: «Напечатано с дозволения главного начальства Императорской публичной библиотеки».

Надо ли напоминать, что таким «главным начальством» библиотеки был в это время Алексей Николаевич Оленин.

Это он, начиная с 1814 года, ежегодно, 2 января устраивал в библиотеке торжественные собрания, на которые созывалась вся знать Петербурга. Читался отчет о деятельности библиотеки, какое-либо «ученое рассуждение» о пользе просвещения и, неиз­менно, в заключение выступал «служащий» библиотеки Иван Андреевич Крылов с новыми баснями.

Между прочим, как раз в 1817 году такое «торжественное собрание» было последним. Официальной причиной их прекраще­ния служила ссылка на то, что «служащие не могут быть отвлекаемы от усиленных работ по составлению каталогов, во исполнение высочайшей воли»36. Разумеется, истинная причина была известна только самому Оленину, ловкому царедворцу, всегда угадывавшему настроение придворных кругов.

Очевидно, что брошюра с тремя прочитанными новыми басня­ми Крылова на этом последнем собрании была напечатана для рассылки «на память» присутствовавшим на собрании. Какая-то часть тиража ее была напечатана на особой бумаге, с боль­шими полями, с приложением гравированного портрета Крылова, рисованного О. Кипренским. Такой именно экземпляр я видел в Государственной библиотеке СССР имени В.И.Ленина в Москве. У меня — экземпляр на обыкновенной бумаге, без портрета И. А. Крылова.

Возможно, что часть оставшихся от раздачи брошюр после и поступила в продажу. Однако в известной «Росписи» А. Смирдина она не фигурирует. Во всяком случае, сейчас эта брошюра чрезвычайно редка.

К концу 1818 года у Крылова собралась еще одна часть (шестая) новых басен, а так как все прежние книги его к этому времени были уже распроданы, он решил приступить к изданию всех шести частей сразу.

И. А. Крылов знал, что книги его басен не залежатся на полках книжных лавок.

«Иждивением» Александра Похорского, некоторые подробности о котором рассказываются ниже, в начале 1819 года была издана книга, простая и без затей, без портретов и гравюр, заключающая в себе все шесть частей басен Крылова, в которой напечатано уже солидное количество — сто тридцать девять басен37.

Цензурное разрешение на первые пять частей получено 8 октября 1818 года, а на последнюю — новую, шестую часть — 8 марта 1819 года. Выпущено все издание из типографии 11 марта 1819 года, тиражом 6000 экземпляров. Возможно, что небольшое количество напечатано, по обычаю, на лучшей бумаге, для подношений. Мне такие экземпляры не попадались. Мой экзем­пляр— на обыкновенной бумаге.

Как и почти все прижизненные издания басен Крылова, книга весьма быстро была раскуплена и стала библиографической редкостью. Еще в 1865 году В. Кеневич в «Русском архиве», описывая прижизненные издания Крылова, о книге басен 1819 года отметил:

«В публичной библиотеке (в Спб.) этого издания нет. За доставление этого издания автор приносит душевную благодар­ность Я. К. Гроту».

Позже это положение изменилось и сейчас в отделе рукописей Государственной публичной библиотеки имени М. Е. Салтыкова-Щедрина имеется изумительный экземпляр этого издания с проложенными между страницами чистыми листами бумаги, на которых рукой Крылова сделаны многочисленные исправления. По этому экземпляру И. А. Крылов готовил следующее свое иллю­стрированное издание басен 1825 года.

Но с этим новым изданием Крылов не торопился. Больше того, хотел, чтобы и другие видели, что он не торопится. При выходе каждой своей книги басен он держался так, словно это его последняя книга, и автор, вообще, не считает это дело серьезным и важным. Как известно, Крылов также не любил когда спрашивали, кого именно он имел в виду в той или иной басне. Никого, кроме бесхитростных зверушек, лис, зайцев, волков, медведей, орлов!.. На самом деле, каждая его басня откликалась на то или иное политическое событие в стране, вставала на защиту попранных прав народа, била по произволу, по власть имущим. Крылов смертельно беспокоился, что эта позиция его будет разгадана. «Опекавший» его А. Н. Оленин все больше и больше донимал своими «советами» баснописца. И Крылов расчетливо медлил с выпуском новых басен: как бы не сказали, вообще,— довольно! Именно по этим соображениям, одновременно с выпуском книги басен в 1819 году, появилось объявление издателя, напечатанное в «С. Петербургских ведомостях» (1819, 28 марта, № 25), где было сказано, что: «Автор, желая сим новым и последним изданием заключить достославное поприще свое, собрал все свои басни, со времени последнего издания им сочиненные, как манускриптами у него находящиеся, так и в разных повременных листках отпеча­танные».

Словом — с баснями покончено, и присматриваться к их авто­ру— уже незачем. У него «все в прошлом»...

В. Кеневич рассказывает, что известие об этом вызвало со всех сторон сожаления, выраженные даже и в печати.

Крылов действительно до 1823 года не печатает ни одной басни. В 1823 году его басня «Крестьянин и овца» появляется в альманахе декабристов «Полярная звезда».

Несколько позже в журналах печатаются басни: «Кошка и соловей», «Рыбьи пляски», «Вельможа и поэт», «Лев состаривший­ся» и другие.

Несколько слов о типографиях, печатавших до сих пор книги басен И. А. Крылова. Не считая Сенатской типографии, которая была выбрана для печатания иллюстрированного издания 1815 года, все остальные книги печатались в типографии Губернского правления, в типографии императорских театров и в театральной типографии А. Похорского. Но все это — одна и та же типография, та самая,которая была основана в 1791 году молодым И.А.Кры­ловым, вместе с Клушиным, Дмитревским и Плавильщиковым, под фирмой «Типография Крылова с товарищи». Типография прошла через сложные пертурбации, но связь Крылова с ней не прерывалась. В 1806 году он ввел в типографию в качестве компаньона А. Н. Оленина, субсидировавшего типографию личны­ми средствами. Во главе типографии стоял брат Петра Плавильщикова — Плавильщиков Василий, какое-то время А. И. Ермолаев, в 1809—1812 годах — артист В. Рыкалов, а в 1813—1819 годах — Александр Похорский, управляющий конторой император­ских театров. Позже типография была передана А. Смирдину, наследнику Василия Плавильщикова. С Александром Смирдиным у Крылова вскоре начались долговременные деловые взаимоотно­шения. Но это уже были отношения писателя с издателем, без какого-либо участия И. А. Крылова в делах типографских.