ПЕРВЫЕ КНИГИ БАСЕН

 

Свою первую книгу басен И. А. Крылов выпустил в свет в 1809 году. Подошел он к этому важнейшему событию своей жизни обдуманно и осторожно. Все басни Крылов не только предваритель­но напечатал в «Драматическом вестнике», но и неоднократно читал их вслух в различных литературных салонах, в гостиных влиятельных лиц, в литературных кружках самых различных направлений.

Обладая незаурядными актерскими способностями, Иван Ан­дреевич читал свои басни с удивительным мастерством и неизмен­но имел огромный успех. Постепенно он стал модной фигурой в петербургском свете. Он с охотой принимал приглашения на обеды, на вечера и, не отказываясь, читал басни. Читая, Крылов внимательно присматривался к выражению лиц слушателей: а не слишком ли прозрачен затаенный смысл басен? Или, наоборот, слишком глубоко спрятан? Но, нет, языком Эзопа баснописец овладел виртуозно. Его лисы, медведи, вороны, мартышки — бога­тым и сытым слушателям говорили одно, а народу совершенно другое... Избранный сатириком путь верен!

И еще одно обстоятельство заметил Иван Андреевич: оказыва­ется, чрезвычайно важно его собственное поведение на этих вечерах и обедах, где он читает басни. Явную симпатию окружа­ющих вызывает его несколько чрезмерный аппетит. По городу начали ходить анекдоты, что Крылов может запросто скушать целого гуся, поросенка, что он, вообще, чудак и оригинал. Это хорошо! Это сразу настраивает аудиторию на добродушный лад, на улыбку. Опасный внутренний смысл каждой басни прячется еще глубже от людей, от которых надо его прятать. Хорошо помогают Крылову разговоры о том, что Оленин ему всячески покровитель­ствует. Надо постараться, чтобы эти разговоры усилились.

Так началось не только сочинение басен, но и «сочинение» жизни самого баснописца. Жизни, в которой должен быть обдуман каждый шаг, созданы особый облик, характер и поведение. Только так, может быть, и удастся писать и печатать такие басни, какими их задумал Крылов.

В своем мировоззрении, в своих убеждениях Иван Андреевич не собирался меняться ни на мгновенье. «Якобинский заквас» юности по-прежнему питал его мысли и чувства. Только проявлять этот «заквас» баснописец решил по-другому, чем раньше.

Опыт* проведения первой же книги басен через цензуру показал Крылову, что предпринимаемые им меры предосторожности отнюдь не напрасны. Книга, представленная в цензуру через Д.И.Языкова 27 октября 1808 года, была задержана цензором И. О. Тимковским почти на месяц.

Басня «Парнас» вызвала резкое возражение цензора, и Крылов несколько раз ее переделывал и переписывал заново. А ведь И. О. Тимковский считался приятелем баснописца. Да и Д. И.Язы­ков, через которого он представил книгу в цензуру, помогал как мог. Очевидно, всего этого мало. В следующий раз с его баснями пойдет в цензуру сам А. Н. Оленин — пусть помогает, его-то послу­шают наверняка!

Наконец, 24 ноября того же 1808 года И. О. Тимковский подписал разрешение, и 24 февраля 1809 года книга вышла из типографии Губернского правления24.

Тоненькая книжка была напечатана весьма скромно, на голубо­ватой бумаге, без всяких украшений.

Тираж книги был невелик — всего 1200 экземпляров. Но Кры­лов еще не знал полностью силы своих басен. Не знал, что книжка эта разойдется мгновенно и принесет ему сразу славу лучшего русского баснописца.

В книге напечатаны 23 басни: «Ворона и лисица», «Дуб и трость», «Музыканты», «Два голубя», «Лягушка и вол», «Ларчик», «Мор зверей», «Петух и жемчужное зерно», «Невеста», «Волк и ягненок», «Парнас», «Лев и комар», «Стрекоза и муравей», «Оракул», «Лев на ловле», «Роща и огонь», «Лягушки, просящие царя», «Человек и лев», «Старик и трое молодых», «Орел и куры», «Муха и дорожные», «Обезьяны», «Пустынник и медведь».

Сейчас это—одна из редчайших русских книг. Исследователь жизни и творчества Крылова В. Кеневич писал об этой книге:

«Единственный экземпляр, бывший у меня в руках, находится в имп. Публичной библиотеке (ныне Государственная публичная библиотека им. М. Е. Салтыкова-Щедрина.— Н. С.-С). На заглав­ном листе его карандашом сделана надпись: — Нет. Нет в продаже, нет в Академии и трудно где-либо отыскать»25.

Возможно, что сейчас уже и найдены другие экземпляры этой, действительно редчайшей книги, однако в марте 1958 года ее не было в наличии в Отделе редких книг Государственной библиотеки СССР имени В. И. Ленина.

Я буду рад, если со временем именно туда попадет имеющийся у меня первоклассный экземпляр этой книги, пришедший ко мне из собрания 3. Гржебина.

Тот же В. Кеневич, продолжая свое описание первой книги басен И. А. Крылова, высказывает такое соображение: «Издание это, которое Жуковский приветствовал известной статьей, особенно драгоценно потому, что представляет много весьма любопытных и при изучении Крылова важных вариантов».

Итак, первая книга басен имела огромный успех. Со всех сторон слышались требования и на нее и на новые басни.

Но Иван Андреевич не торопился. Он уже знал действенность своего оружия и понимал, что «дразнить гусей» надо с умом, осторожно, строго дозируя порции сатирических молний. Он рад слухам о том, что он якобы ленив до предела и поэтому не пишет. На самом деле, он работал упорно и много. Дошедшие до нас черновики его басен показывают, сколько раз он переделывал и поправлял каждое слово, каждую фразу.

По-прежнему Крылов принимал приглашения на обеды и вечера, с охотой читал новые, только что написанные басни. Это же лучшая проверка и текста басни и того впечатления, которое она производила на слушателей.

Только через два года после выхода в свет первой книги Крылов решается напечатать вторую, с новыми баснями. В цензуру на этот раз книга была представлена через самого А. Н. Оленина и в один день (8 марта 1811 года) на нее было получено разрешение. Выпущена книга была из типографии Петербургского губернского правления 15 ноября того же года. Напечатана вторая книжка басен столь же скромно, как и первая26.

Тираж книги — 1200 экземпляров. В ней напечатана 21 новая басня.

Почти одновременно с этой книгой И. А. Крылов выпускает второе издание своего первого сборника басен, с существенными изменениями в их тексте. 

Тираж этого издания — тоже 1200 экземпляров. Книга была представлена в Цензурный комитет 1 сентября 1811 года, разреше­на 16 того же месяца, выпущена из типографии 9 декабря 1811 [года.

Обоих этих изданий 1811 года мне достать не удалось, и я описываю их по двум источникам, академическому изданию басен под редакцией А. П. Могилянского (М — Л.,1956) и каталогу Л. И. Жевержеева, не имевшего первого издания 1809 года, но обла­давшего этими двумя книжкам 1811 года, причем на каждой бы­ла собственноручная дарственная надпись Крылова: «Его высоко­благородию Василию Ивановичу Красовскому».

Ныне оба эти экземпляра с автографами находятся в замеча­тельном собрании профессора Ивана Никаноровича Розанова. Судя по дореволюционным антикварным каталогам, редкостность изданий 1811 года несколько меньшая, чем у первой книги басен, напечатанной в 1809 году, но (вот поди ж ты!) мне они не попались.